Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе

§ 1 Понятие «личность обвиняемого»

…Отдельные ученые-психологи усматривают в сущности личности ее существенный признак – сознание и полагают, что существо, которое не обладает нормальным разумом (грудной ребенок, умалишенный), не являются личностью.[1] К. К. Платонов сущностью личности также считает сознание.[2]

Е. В. Шорохова, к примеру, пишет: «Сознание личности составляет основную образующую, которая является как бы ее ядром, стержнем»[3]. В. П. Тугаринов также считает, что «не все люди – личности». Если психическое расстройство человека приводит к распаду личности, то он утрачивает и человеческие качества.[4] Личность, считает М. И. Еникеев, – это психика социализированного индивида, включенного в общественные отношения всей своей психической организацией.[5] Глубокие аномалии поведения Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе, по его мнению, сопряжены с личностной деформацией и отсюда неправомерно употребление «личности душевнобольного» и «личности невменяемого».[6] Главный признак невменяемости, как он считает, – распад личности, ее дезинтеграция или деградация. Индивид несформированный как личность, в том числе по причине несовершеннолетия, освобождается от уголовной ответственности.[7]

В. А. Кучинский также считает, что человек не способный совершать осознанные действия, отвечать за свои поступки, лишен необходимых свойств, характеризующих его как личность. Не могут, по его мнению, признаваться личностями малолетние, душевнобольные и умалишенные6[8].

Надо полагать, что те авторы, которые не считают личностями невменяемых и малолетних (несовершеннолетних), недооценивают существующие социально-правовые явления. В юриспруденции, как верно заметил Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе В.С. Шадрин, «нельзя некритически переносить психологические концепции личности, хотя без категории «сознание», «воля» невозможно обойтись и здесь. В правовых отношениях обычно участвуют люди, обладающие разумом и волевыми качествами. Однако отсутствие у возможных участников правового общения таких качеств вследствие возрастных особенностей или психических заболеваний не дает никаких оснований отрицать за ними личностные (в правовом смысле слова) свойства вообще, поскольку они не утрачивают право субъектности ни при каких обстоятельствах»[9]. Как верно утверждает В.П. Тугаринов, «вопрос о правильном понимании личности есть фундаментальный и основной вопрос теории личности, дающий ключ по всем вопросам этой теории».[10]И какую бы проблему, связанную с личностью, – замечает Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе Б.А. Ануфриев, – мы не взяли, ее решение в значительной степени определяется истолковыванием этой исходной категории.[11] Поэтому-то многие авторы – представители различных отраслей знания определяют личность по-своему, и тем самым мало считаются с выводами смежных наук,[12] а это является чрезвычайно важным моментом в научных исследованиях. В конечном итоге думается, что нужно найти точки зрения соприкосновения относительно понятия «личности».

Что касается малолетних, являются ли они личностями, то этому вопросу посвящено довольно много публикаций. Так, проблеме личности ребенка, рассмотренной как открытие «Я», посвящена глава монографии И.О. Кона с таким же названием .[13] В связи с обсуждением острого вопроса о Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе социальном и биологическом в человеке, была высказана мысль о формировании некоторых черт личности ребенка еще до его рождения, например, в утробе матери под влиянием условий его жизни.[14] И, наконец, педагогика признает, что первые признаки социальности проявляются уже в раннем возрасте.[15] Полагаю, что неоправданна в этой связи постановка вопроса являются ли малолетние личностью, если, по единодушному мнению педагогов, объект дошкольной педагогики – личность дошкольника. И понятно, что эта личность еще формирующаяся, но она личность. Что же касается человека с психическим расстройством, даже признанного судом невменяемым, то он также не может не признаваться личностью. Такое лицо, как и несовершеннолетний, не лишается правоспособности, поскольку Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе оно имеет в совокупности с другими и уголовно-процессуальные права. Правоспособность лиц не зависит от их психического состояния. В силу этого в уголовном процессе они являются участниками уголовного процесса, наделяются законодателем процессуальными правами. В связи с этим уголовно-процессуальное законодательство не ограничивает процессуальную дееспособность лица, в отношении которого рассматривается дело по применению принудительных мер медицинского характера, как участника процесса.[16] Если характер психического состояния лица не препятствует ему участвовать при производстве дела, то он принимает в этом личное участие. Если же нет, то защита прав этого лица осуществляется с помощью законного представителя и адвоката-защитника. То же самое устанавливает закон и Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе в отношении несовершеннолетних лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, при наличии соответствующего возраста. Невменяемый – личность. Как процессуальная фигура это лицо, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, обладает процессуально-правовым статусом. Это позволяет обеспечивать исполнение социально-правовой роли такой личности и тем самым раскрывать основные функции личности как субъекта общественных отношений. И хотя действия такого лица не могут рассматриваться как преступления, но субъект этих действий, – как справедливо заметил И.И. Карпец, – личность.[17]



Есть мнение ученых, что невменяемый не является субъектом уголовно-правовых отношений, а вне этих отношений личность не существует.[18] Необходимо выразить свое отношение и к Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе такой постановке вопроса. Совершение невменяемым общественно опасного деяния действительно не порождает уголовно-правового отношения в том понимании, как это принято рассматривать применительно к лицу, совершившему преступление. Уголовно-правовое отношение – это отношение двустороннее, волевое, предполагающее осознание субъектами своих прав и обязанностей. Таких прав и обязанностей по отношению к государству у невменяемого не возникает. Состояние невменяемости не создает и самого представления у субъекта о существовании каких-либо его прав и обязанностей.

Вместе с тем совершение невменяемым общественно-опасного деяния вызывает к жизни особого рода одностороннее властеотношение, отношение государства к невменяемому, на которого государство в лице своих полномочных органов распространяет свою власть Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе – подвергнуть лицо с психическими расстройствами принудительному лечению в соответствии с законом и в его пределах. Того же требует и процессуальный закон, управомочивающий органы государства возбудить уголовное дело, расследовать и разрешить его по существу.

Указанное властеотношение не опирается на преступление, оно не связано уголовной ответственностью и наказанием, но предусмотрено уголовным законом, осуществляется в соответствии с ним и в его пределах, а потому является уголовно-правовым.[19]

Вместе с тем, возникшее властеотношение не всегда сохраняет свой первоначальный вид на протяжении всего производства дела, поскольку возможны изменения психического состояния здоровья лица. Поэтому особенности правовых связей и отношений – материальных и процессуальных Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе таковы, что они могут быть подвижными. Выходит, что изменения в психике лица с психическим расстройствам, влекущие за собой восстановление способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, является тем фактом объективного порядка, который позволяет расширить одностороннее властеотношение, в котором обязанности государства подвергнуть психически нездорового принудительному лечению противостоит право последнего требовать от него назначения меры медицинского характера, отвечающей законным условиям. В свою очередь, процессуальный закон, как было сказано выше, наделяет такое лицо определенной совокупностью прав для защиты своих интересов и гарантирует возможность осуществления таковых в той мере, в какой не препятствует состояние его здоровья. Мнение Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, является субъектом «нетипичных», «специфических» уголовно-правовых отношений, поддерживается рядом ученых процессуалистов.[20]

В книге «Быт и сознание» С.Л. Рубинштейн писал: «В качестве личности человек выступает как «единица» в системе общественных отношений, как их реальный носитель. В этом заключается положительное ядро точки зрения, согласно которой, личность есть категория общественная, а не психологическая».[21] В этом изречениисодержится определенный смысл, т.е. то, что личность в общесоциологическом плане необходимо рассматривать как фокус, в котором преломляются социальные условия и что «психологическое определение, суммирующее психические функции и качества человека, такой задаче не отвечают»[22], но, однако, помогают понять Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе и осмыслить личность.

Иными словами личность – это действительность индивида как социального феномена, реализующего себя в различных формах социального действия. Поэтому при конструкции понятия личности обвиняемого главным определяющим будетсоединение специального правового статуса и конкретной деятельности (в данном случае общественно-опасного деяния, попадающего под признаки уголовного закона).


[1] Рубинштейн 0. Л. Бытие и сознание. - М., 1957. - С. 312.

[2] См.: Платонов К.К. Личность как объект социальной психологии // Методические проблемы социальной психологии.- М., 1975. - С. 81.

[3] Шорохова Е.В. Некоторые методические вопросы психологии личности // Проблемы личности.- М., 1969. - С.34.

[4] Тугаринов В.П. Личность и общество. - М., 1965. - С.41. См.: также Арxангельский Л. М. Социально-этические проблемы теории Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе личности. - М., 1979. - С. 20.

[5] Еникеев М.И. Психолого-юридическая сущность вины и вменяемости // Сов. государство и право. - 1989. - № 12. - С.82.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Кучинский В.А. Личность, свобода, право. - М., 1978. - С. 27.

[9] Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М: Издательство «Юрлитинформ». - 2000. - С. 5 – 6.

[10] Тугаринов В.П. Марксистская теория личности на настоящем этапе // Филос. науки. - 1971. - № 4. - С. 34.

[11] Ануфриев Б.А. Социальный статус и активность личности. МГУ. -1984. - С. 75.

[12] Л.П. Буева справедливо подчёркивает, что личность – это многостороннее и чрезвычайно сложное явление. Она изучается разными науками, каждая из которых, в соответствии со свойственным ей аспектом рассмотрения, акцентирует внимание на определенную совокупность качеств / Буева Л Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе.П. Человек: деятельность и общение. - М.,1978. - С. 139.

[13] См.: Кон И.С. Открытие «Я». - М., 1978.

[14] См.: Милеxин А. Полнее раскрыть и развить возможности человека // Коммунист. - 1982. - № 4. - С. 71.

[15] См.: Основы общей педагогики. - М., 1967. - С. 169.

[16] Как полноправный участник процесса такое лицо наделяется соответствующими правами для защиты своих законных интересов (ст. 51 УПК РФ). См.: Овчинникова А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. - М., 1977. - С. 27; Колмаков П.А. Права и о6язанности лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера // Правоведение. - 1985. - № 3. - С. 89-93. Он же. Правоотношения, возникающие по делам о применении принудительных мер медицинского характера / Межвуз. сб. научных трудов. Принцип справедливости при осуществлении правосудия Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе по уголовным делам. - Калининград. - 1990. - С. 93.; Михеев Р.И., Протченко Б.А. Правоотношения, порождаемые деяниями невменяемого // Сов. государство и право. - 1984. - № 1. - С. 84; Мищенко Е.В. Принудительные меры медицинского характера. Их правовая природа и основания применения судом. Учебное пособие / Под ред. А.П. Гуськовой. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1999. - С. 82-89.

[17] См.: Карпец И.И. Проблемы преступности. - М., 1969. - С. 81.

[18] См.: Петрова Г.О. К вопросу о субъектах и содержании уголовно - правовых отношений / Сборник научных трудов. Актуальные проблемы уголовного права в условиях совершенствования социалистического общества. - М., 1986. - С. 38; Малеин Н..С. О субъекте уголовного и других отраслей права (Тезисы в порядке дискуссии)// Уголовное право в борьбе с преступностью Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе. - М., 1981. - С. 11. Он же. Юридическая ответственность и справедливость. - М., 1992. - С.77.

[19] О том, что невменяемый является субъектом уголовно-правовых отношений, мною было высказано еще раньше. См.: Овчинникова А.П. Указ. соч. - С. 24. См.: также Михеев Г.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - Владивосток, 1983. - С. 242; Михеев Г.И., Протченко Б.А. Правоотношения, порождаемые деяниями невменяемого // Сов. государство и право. - 1984. - № 11. - С. 84.

[20] См.: Дагель П.С. Теоретические вопросы совершенствования уголовного законодательства// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. - С. 59-61; Михеев Р.И., Протченко Б.А. Правоотношения, порождаемые деяниями невменяемого // Сов. государство и право. - 1984. - №11. - С. 89; Стецовский Ю.И Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988. - С. 175; Колмаков П.А. Правоотношения, возникающие по делам о применении принудительных мер медицинского характера. - С. 97.

[21] Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. - С. 309.

[22] Ануфриев Б.А. Указ. соч. - С. 96.


documentaktolhp.html
documentaktosrx.html
documentaktpacf.html
documentaktphmn.html
documentaktpowv.html
Документ Глава 1 Личность обвиняемого в уголовном процессе